Картошка с землей – маркетинговый ход

ИА «Хабаровский край сегодня» (https://todaykhv.ru/news/views/22415/)

Директор ФГБУ «Хабаровский референтный Центр Россельхознадзора» Александр Ковач о том, можно ли определить качество на глаз:

- Зачастую хабаровчане, захватив авоську, отправляются на поиск «натуральных» местных овощей и фруктов, в которых отсутствуют нитраты и нитриты.

Но выбрать такую продукцию крайне сложно. Большинство «псевдодачников», торгующих во дворах и возле автобусных остановок, просто перепродают купленное на оптовых базах. Визуально определить, является ли товар местным и содержит ли вредные вещества – невозможно, даже если вы специалист.

Бытует мнение, что, если мякоть арбуза пронизывают белые или желтые жилки, похожие на вены, это свидетельствует о наличии остаточных пестицидов, а если она сахарная, алая, то все нормально. Уверяю, это не так. При работе в лаборатории неоднократно убеждался, что превышение вредных веществ встречалось в сахарных, алых плодах.

Бытовые приборы для определения нитратов, так называемые нитрат-тестеры, не принесут вам пользы. Анализ продуктов – сложный, многоэтапный процесс, который возможен только в лабораторных условиях.

Также среди хабаровчан бытует мнение, что китайский картофель на прилавках отличается внешне - он вымыт.

С одной стороны, действительно, перемещение почвы, в т.ч. и на овощах, корнеплодах, через границу запрещено, поэтому невымытые овощи просто не будут допущены Россельхознадзором на территорию России.

Но с другой стороны, мыть товар - это просто требование времени, когда с качественным повышением уровня потребления покупатель хочет принести домой чистую продукцию.

Поэтому моют картофель, морковь и так далее и с той стороны границы, и с этой.

И надо учесть, что овощи сейчас выращиваются на нашей территории и китайскими, и российскими производителями, зачастую по одним и тем же технологиям.

При этом давно существует маркетинговый ход, когда часть выращенных овощей, прежде всего картофель, морковь, свёклу намеренно не очищают от земли и, аргументируя тем, что все это с местных дач, продают дороже.

Для того, чтобы застраховать себя от покупки некачественных продуктов, единственное, что может покупатель - требовать у продавца декларацию соответствия. Но и она не может полностью гарантировать качество товара.

Дело в том, что у владельца есть право самостоятельно отдать отдельный образец продукции для лабораторной экспертизы, например килограмм груш. Этот товар, конечно же, окажется качественным, и продавец получит сертификат соответствия. Но где гарантия, что этот килограмм он не съест сам, а на прилавке не окажется неизвестно что? Как понять, что на прилавке лежит продукция такого же качества, как получившая сертификат? Никак.

Было бы правильно заменить декларирование качества на обязательную сертификацию товара.

И прежде всего необходима система прослеживаемости товара от поля до прилавка.

И, конечно, отбор образцов для исследований при сертификации должен проходить с привлечением сотрудников лаборатории либо надзорных органов.

Негативно влияет на процесс исследования качества товара и наличие надзорных каникул, когда контролирующие органы должны воздерживаться от проведения плановых проверок в отношении предприятий в малом и среднем бизнесе.

Это заигрывание с бизнесом тоже не приводит к попаданию на прилавки качественного товара. Необходимо не выводить из-под контроля целые группы продукции, а выработать такие формы проверок, которые не мешали предпринимателям вести экономическую деятельность.

По своему опыту могу сказать, что уловки продавцов отличаются своим разнообразием. Порой и лабораторная проверка товара не позволяет защитить потребителя.

Бывает так, что в образцах, взятых на контроль, выявляется превышение вредных веществ, после чего приходит сотрудник надзорного органа, чтобы изъять всю партию из продажи, а ему заявляют: а ничего уже нет, все полностью распродано.

Вот и выходит, что главное и единственное правило при выборе овощей и фруктов - не кидаться на уж слишком дешевые цены и доверять только проверенным продавцам…

А что мы еще можем?